Путь Красной Шапочки: депрессия как целительная сила

0 / 5 (0 голосов)

Депрессия считается заболеванием. Но можно ли увидеть в ней одновременно и путь «излечения»? По мнению автора книги «Сказки обратимой смерти. Депрессия как целительная сила» — да. И помогут нам в этом хорошо знакомые сюжеты, на которые полезно и крайне интересно будет взглянуть под новым углом.

Познать себя 

Путь Красной Шапочки: депрессия как целительная сила
Путь Красной Шапочки: депрессия как целительная сила
Язык тела: что означает поза, в которой вы спите841309Путь Красной Шапочки: депрессия как целительная сила
Как повысить самооценку и обрести уверенность? 11 советов психолога781379Путь Красной Шапочки: депрессия как целительная сила
«Муж настоял на разводе»662085

Депрессию, как и тревожные расстройства, часто связывают с особенностями современной жизни. Однако в разные времена в разных культурах ей давали свои названия. Юнгианские аналитики считают, что в мифологических сюжетах можно найти отображения депрессивных состояний. Этот болезненный опыт описывают сказки и легенды разных народов.

Через фольклор коллективное бессознательное метафорически описывает депрессию и помогает человеку справиться с одиночеством, соприкоснуться с опытом предыдущих поколений, переживавших те же чувства. Более того, иногда сама депрессия и есть «лечение». Возможно, порой она даже помогает нам найти выход из глубокого кризиса, считает Симона Мацлиах-Ханох, автор книги «Сказки обратимой смерти. Депрессия как целительная сила» (Когито-центр, 2014).

Не любая депрессия сама по себе становится целительной силой. Как в насморке, кашле и других проявлениях «простуды» врачи сегодня видят защитную реакцию организма, так и депрессия поначалу может быть защитной реакцией психики на невыносимую ситуацию, считает Симона Мацлиах-Ханох. И как затянувшееся воспаление может перейти в хроническую форму, так и депрессия — затянувшаяся, повторяющаяся снова и снова — теряет свои целительные свойства и сама превращается в болезнь, считает автор книги.

Симона Мацлиах-Ханох приводит слова детского психоаналитика Дональда Винникотта: «Депрессивное состояние указывает на то, что «Я» человека не развалилось, не разрушено окончательно и сможет устоять». С такого ракурса недуг и правда можно рассматривать как обнадеживающий признак.

«Важно, чтобы мы признали эволюционную необходимость ухода от действительности, отказа от бытия, сопровождающих депрессию. А находясь в ее лабиринтах, помнили, что на самом деле туннель, ведущий на поверхность, существует, и в конце будут свет и воздух», — пишет она.

Нам хорошо известны сказки, в которых героини переживали кризис в той или иной форме, умирали и снова возвращались к жизни в новом качестве. Персефона, Психея, Спящая красавица, Белоснежка, Красная Шапочка…

«Как и мы, они знали, что есть путь-дорога, которую им предстоит преодолеть. Но в отличие от нас, у них была карта», — пишет Симона Мацлиах-Ханох.

Эти сказки, знакомые нам с детства, несут в себе важную информацию, считает автор книги. Каждая из них — карта, на которой проложен маршрут «во внутреннюю преисподнюю и назад». «В моем понимании, сказки обратимой смерти — это неоднократно повторяющиеся истории о депрессивном процессе, рассказанные посредством сюжетов, где обязательно присутствует погружение в преисподнюю душевного ада, бесконечное путешествие по этому аду, а затем не менее тяжелое восхождение, своего рода возрождение…».

В этом состоянии героини сказок остаются внешне неподвижными, в то время как внутренняя работа души помогает найти путь обратно — к свету и жизни. Что бы ни было причиной пробуждения — вовремя пришедший герой-охотник или прекрасный принц, повзрослевшая женщина выходит из депрессии с новыми силами и новой мудростью.

Путь Красной Шапочки: депрессия как целительная сила

«Иногда единственным выходом для психики становится такой анабиоз» 

Мария Лейбович, психиатр, психотерапевт

С клинической точки зрения депрессий много. Они разные — в частности, по степени тяжести. Есть протокол, по которому легкая степень лечится с помощью психотерапии, а при тяжелой уже необходима медикаментозная поддержка.

Думаю, тот подход, который предложил Винникотт и описала автор книги «Сказки обратимой смерти» Симона Мацлиах-Ханох, применим к экзогенным (спровоцированным внешними событиями) депрессиям легкой и, возможно, средней степени тяжести. Важно, что и Винникотт, и автор книги подчеркивают: затянувшаяся депрессия становится болезнью, которую нужно лечить.

В психотерапевтической, психоаналитической работе с депрессиями специалист уделяет особое внимание тому, какие функции у этого состояния. Какие положительные стороны? От чего оно может защищать человека, для чего оно ему нужно? В моей практике был пациент, который хорошо осознавал, что у него депрессия. И осознавал, что это состояние — его единственный козырь в разрешении семейного конфликта. Именно депрессия стала условием, при котором семья поняла, что проблему необходимо решать.

В обычной, соматической медицине температура — симптом, показывающий борьбу организма с инфекцией или вирусом, а насморк — способ выведения погибших в этой борьбе лейкоцитов. Так и в психиатрии депрессия может играть определенную роль.

В практике приходится видеть, как депрессия, образно говоря, словно оборачивает человека толстым ватным одеялом, сквозь которое он ничего не чувствует. Он не ощущает и радости, но в первую очередь функция этого «одеяла» — защитить от боли, тяжелых чувств, негативных переживаний высокой интенсивности.

Например, такое часто бывает при потерях, семейных конфликтах. Особенно ярко это проявляется у подростков, которые попадают в безвыходную ситуацию, если родители не поддерживают их развитие и самостоятельность. Тогда мы видим, как ребенок, начиная с 12-13 лет и до совершеннолетия, впадает в некое состояние, подобие анабиозу. Он словно ничего не чувствует, ничего не хочет, у него нет стремлений. Важная проблема осталась неразрешенной. Иногда единственным выходом для психики, чтобы сохранить себя, становится такой анабиоз, не-существование, «обратимая смерть».

Недавно я вела двух пациенток, обе потеряли детей на ранних сроках беременности. Не дав себе времени пережить потерю, они ринулись к врачам-репродуктологам, предпринимая новые попытки забеременеть. Спустя 3-4 месяца обе оказались в серьезной депрессии, потеряли интерес к жизни. Их фиксация на теме детей осталась, но жизненных сил на реализацию этого стремления не было. Не дав себе возможности отгоревать, пережить потерю, они оставили нетронутой эту боль, которая никуда не исчезает из организма, напоминает о себе, вмешивается в их планы, не дает жить настоящим.

Мне хочется отметить, что депрессии бывают разных «видов». И когда им сопутствует симптоматика более тяжелого регистра, необходимо серьезное лечение. Например, при тревожной депрессии нарушается сон, человек чувствует сильную тревогу, бывают соматические нарушения.

При работе с депрессией всегда важно учитывать осложнения. Чаще всего они социальные. Человек, который долго остается в таком «анабиозе», отдаляется от других, нередко теряет друзей, партнера, работу. Насколько долго он готов пребывать в своей «обратимой смерти», чтобы восстановиться и «переродиться»?

Принять решение помогает специалист, который наблюдает динамику состояния пациента и подсказывает, когда пора подключать другие методы лечения.

Из Госдумы России отправлен запрос на адрес министров здравоохранения и труда. В нем предлагают предоставлять дополнительные выходные сотрудникам с подтвержденным диагнозом «депрессивное расстройство». Автор инициативы отметил, что, по данным Всемирной организации здравоохранения, более 615 миллионов человек ежегодно испытывают сталкиваются с симптомами депрессивных или тревожных расстройств.

Путь Красной Шапочки: депрессия как целительная сила

Об эксперте

Мария Лейбович — психиатр, психотерапевт, более 20 лет работает с депрессиями, тревожными и другими расстройствами. Ее блог.

Источник: psychologies.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре + тринадцать =

тринадцать + двенадцать =